История строительства Феодоровского Государева собора

История строительства Феодоровского Государева собора 

Царское Село, город знаменитых   дворцово-парковых ансамблей дворянской эпохи, — излюбленное   место отдыха петербуржцев и многочисленных гостей северной   столицы. Стилевое единство города,   выдержанного во вкусе европейской   архитектуры XVIII-XIX столетий,   является той его характерной   особенностью, которая создает его   своеобразие и уникальность. «Здесь не   Темник, не Шуя — город парков и зал», — так писала о Царском Селе Анна Ахматова, называвшая этот город «полу-Версалем». Однако существует в Царском Селе и свой уголок русской старины. Речь идет о Феодоровском Государевом соборе и прилегающем к нему целомФеодоровский Государев собор комплексе построек, именуемом «Феодоровский городок». Этот затейливый «град Китеж» был создан тщанием и заботой последнего русского Царя св. страстотерпца Императора Николая II, носившего в своей боголюбивой душе особые чувства к Древней Руси, всегда ощущавшего кровную связь как со своими далекими царственными предками, так и со всей русской историей в целом.

Идея создания в Царском Селе своеобразного уголка русской старины возникла после поселения св. Царя Николая II и его семьи в Александровском дворце. Общеизвестен тот факт, что с 1905 года последний российский Император сделал Царское Село, эту традиционную летнюю резиденцию русских Царей, местом своего постоянного, круглогодичного проживания. Переехав сюда из Зимнего дворца, он спустя некоторое время начинает деятельность по возведению вблизи Александровского дворца архитектурного ансамбля в древнерусском стиле. В 1909-м  году Его Величество лично изволили указать и отмерить шагами место будущего храма на поляне, прилегавшей к Царскосельскому парку. Тогда же специальным указом Император утвердил Строительный комитет по возведению Феодоровского храма под председательством командира Сводного пехотного полка генерал-майора В. А. Комарова. В состав комитета наряду с прочими членами свиты Его Величества вошёл и капитан Д. Н. Ломан, который впоследствии станет ктитором Государева собора.

Составление первоначальных чертежей ансамбля было поручено архитектору А.Н.Померанцеву. Для зодчества профессора Померанцева, великолепного знатока русских национальных архитектурных приёмов, характерным было тяготение к крупным масштабам. В его работах удачно сочетались композиционная пышность и обилие измельчённого декора. По чертежам А.Н.Померанцева и начались строительные работы.

Государь полагает закладной камень в основание Феодоровского Государева собораДвадцатого августа (ст.с) 1909 года состоялась торжественная закладка нового храма. На ней присутствовала вся Императорская семья. Молебствие перед закладкой совершил Преосвященный Феофан (Быстров), Епископ Ямбургский, который был неофициальным духовником   Царской семьи и считался в   церковных кругах столицы подвижником, отличавшимся чистотой жизни и веры. Первый закладной камень в основание нового собора положил сам св. Государь Император. После этого знаменательного события началось возведение храма.Молебен по случаю закладки Государева собора

Однако вскоре после начала работ по сооружению фундаментов проект А.Н. Померанцева подвергся критике, так как стало ясно, что его замысел слишком велик и громоздок. Исполнителем чертежа в новой редакции стал архитектор В.А. Покровский, взявший за эталон Московский Благовещенский собор в древнейшем его виде, без позднейших переделок и пристроек. Этот собор являлся когда-то любимой домовой церковью первых Царей Дома Романовых, и в особенности Царя Алексея Михайловича. Именно поэтому он послужил образцом при возведении Государева собора в Царском Селе. Творчески переработав облик Благовещенского собора, академик Покровский создал вполне оригинальный проект, приблизив его к архитектурным традициям древнего Пскова и Новгорода.

Подъем колоколовПервоначальные средства на возведение собора в размере 150 000 рублей были предоставлены св.Государем Императором Николаем II и св.Государыней Императрицей Александрой Феодоровной. Колокол с изображением Государыни Императрицы Александры ФеодоровныТаким образом, коронованные супруги явились первыми вкладчиками в строительство храма. Окончательная же стоимость постройки составила 1 млн. 150 тысяч рублей. Эта немалая по тем временам сумма была собрана усилиями купцов и промышленников, пожертвовавших нужные средства для украшения города храмом-памятником, привнесшим в Царское Село дух русской старины. Участие св. Императора в постройке собора не ограничилось, конечно, одной материальной поддержкой. Он с исключительным интересом и вниманием следил за всеми этапами возведения храма и присутствовал при всех важнейших моментах строительства, например,  во время  установки креста на купол собора, подъёма колоколов и пр.Государь Николай II и Государыня Императрица осматривают ход строительства собора

Строительство собора продолжалось несколько лет. 20 августа (ст.с) 1912 года, ровно через три года после закладки первого камня, состоялось торжественное освящение храма. В 9 часов 55 минут перезвон всех колоколов возвестил о прибытии св. Государя Императора и его семьи. На освящение собрались также наместники самых древнейших и именитых российских лавр — Киево-Печерской, Троице-Сергиевой, Александро-Невской, а вместе с ними и другие представители титулованного духовенства. По Высочайшему повелению чин освящения назначено было совершать протопресвитеру военного и морского духовенства Георгию Шавельскому. После совершения чина освящения нового собора в нём состоялась первая божественная литургия, за которой молились вся Императорская семья и приглашённые гости.Прибытие Государя Императора

Величественный в своей простоте собор, воздвигнутый тщанием св.Государя Императора, состоял из двух церквей — верхней и нижней. Главный престол верхнего храма был освящён в честь иконы Божией Матери «Феодоровская», которая издревле считаласьФеодоровская икона Божией Матери покровительницей Дома Романовых. Этим образом благословлялся на царство первый Царь династии, Михаил Феодорович, в Ипатьевском монастыре Костромы в 1613 году. Список с древнего чудотворного образа,  хранившегося в Костромском кафедральном соборе, был заказан задолго до окончания строительства собора. В 1910-м году в Костромскую городскую управу пришло распоряжение из Царского Села о создании копии с Феодоровской иконы Божией Матери «с тем, чтобы икону эту поднести Государю Императору для помещения её в храм, воздвигаемый на средства Его Императорского Величества в Царском Селе»».[1] Боковой придел верхнего храма был освящён в память святителя Алексия, митрополита Московского, всея России чудотворца, а нижний пещерный храм — в честь другого великого заступника Царской семьи,  преподобного Серафима Саровского.Иконостас верхнего храма Феодоровской иконы Божией Матери

Интерьеры собора, выполненные в духе церковного зодчества XVII столетия, поражали своей отделкой. Грандиозные размеры храма, огромные опорные столпы, уходящие далеко ввысь, наполненность пространства светом, создававшего ощущение легкости и воздушности, — всё производило величественное впечатление. Огромный пятиярусный иконостас высотой 11 метров напоминал о могучем древе Православия, выросшем на Личности и учении его божественного Основателя Иисуса Христа. Иконы и утварь, изготовленные по старинным образцам, поражали высоким художественным мастерством и являли собой мощь и красоту духовного мира.

Нижний пещерный храм, обустроенный по проекту архитектора В.Н.Максимова, своим интерьером обращал личность к другой стороне исконной русской религиозности. Полное отсутствиеПещерный храм прп.Серафима Саровского наружного света, низкие сводчатые потолки, расписанные фресками, тихое мерцание лампад, освещавших старинные образа, строгие и излучающие любовь лики — всё это уводило от мирской суеты и способствовало созданию той молитвенной обстановки, которая воссоздавала атмосферу пещерных храмов древних монастырей. Нижний храм украшали только подлинные древнерусские иконы и утварь. Здесь хранилось множество святынь связанных с преподобным Серафимом Саровским: ковчег с частицей его мощей, часть гроба, в котором почивал преподобный до прославления, воздух, лежавший на главе его мощей. Пещерный храм, — или как писал св. Государь Николай II «наша уютная пещерная церковь» — был освящён 27 ноября (ст.с) 1912 года епископом Кишинёвским и Хотинским Серафимом (Чичаговым) в присутствии Царской семьи.

Феодоровский собор был домовой церковью последних Романовых. Он являлся приходом семьи Императора, а также полковым храмом Сводного пехотного полка и конвоя Его Величества. С 1914 года храм получил официальный статус Государева собора. В «Положении о Феодоровском Государевом соборе» сказано: «Собор принадлежит Их Императорским Величествам и назначен вместе с тем, с Высочайшего соизволения, служить для удовлетворения религиозных нужд чинов Собственного Его Императорского Величества Сводного пехотного полка и Собственных Его Величества конвоя». Левую сторону собора во время службы занимали солдаты пехотного полка, а правую — казаки конвоя, за ними стояли солдаты железнодорожного полка. Под хорами и на хорах размещались офицеры этих полков и их семьи. На правом клиросе в особом Царском месте молилась Императорская семья. «Так хорошо молиться в Феодоровском соборе с казаками и солдатами!» — писал св. Государь в своем дневнике.[2] Он посещал храм со своей семьёй во все воскресные и праздничные дни. В таких случаях соблюдался этикет: у Царского крыльца Императора с семьёй встречал ктитор — полковник Д. Н. Ломан, а у входа — дворцовый комендант. Далее Императорская семья входила через боковую дверь на правый клирос. Дворцовый комендант следовал за ними и занимал место около клироса, впереди команд казаков и нижних чинов, стоявших во всю ширину собора. Иногда Императрица проходила в отдельную молельню, отделенную от алтаря аркой.  Простые миряне допускались в собор по пригласительным билетам, которые могли получить только у дворцового коменданта. В нижней церкви свв. Государь и Государыня, как правило, молились в дни приготовления к св. причащению. «Начал говеть с детьми в пещерной церкви утром в 11/2, а вечером в 6 1/2. Служит наш новый духовник о. Александр Васильев, а поют всю неделю отличные певчие 1-го железнодорожного полка», — заносит Император в свой дневник.[3] Феодоровский Государев собор стал излюбленным местом молитвы последнего Царя, мученической кровью явившего миру свою глубокую приверженность  Православию и России.

Вскоре после освящения собора возникла мысль о постройке возле него комплекса зданий для священно и церковнослужителей. Решено было построить рядом с собором сказочный городок в духе древнерусской архитектуры, продолжавший собой традиции русской старины. Проектирование городка было поручено архитектору С.С.Кричинскому, который вскоре представил Императору готовые планы. При разработке проекта им изучались памятники древнерусского зодчества XVI – XVII веков. Государь внимательно ознакомился с чертежами и рисунками и только после длительных обсуждений одобрил замысел. С августа 1913-го года на Кричинского было возложено также непосредственное руководство строительством Феодоровского городка.

Феодоровский городокСчитается, что прообразом Феодоровского городка послужил сооружённый в XVII веке Царский дворец в селе Коломенском. Городок унаследовал от него живописную планировку, сложный силуэт отдельных зданий и богатство пластического решения. Комплекс был задуман как посад и подворье, по образцу старинных монастырских или боярских усадеб, как правило, состоящих из нескольких палат и теремов,  обнесённых оградой. Городок состоял из нескольких зданий, среди которых выделялись: дом для священников (Белокаменная палата), дом для диаконов (Розовая палата), дом для причетников (Желтая палата), дом для низших служащих (пристройка у северной стены), баня и прачечная для жителей городка (Белая палата), Трапезная с квартирой ктитора и канцелярией собора. Входом в городок являлись белокаменные ворота со стороны пруда, украшенные сочной орнаментальной резьбой по камню в традициях владимиро-суздальской архитектуры XII-XIII веков. Все резные детали исполнялись из старицкого известняка, привезённого с берегов Волги.

Трапезная палата — наиболее крупное здание ансамбля, частично одноэтажное. Основой для проекта Трапезной палаты послужил Симонов монастырь Костромской губернии. Гранитная лестница ведёт на террасу второго этажа, над которой возвышается восьмиугольная башня с шатровой крышей. Здание первоначально было покрыто зелёной глазурованной черепицей. Орнаментальная живопись художника Н. П. Пашкова украшала свод трапезного зала.

Декор многочисленных построек городка хранит особые черты, придающие различным зданиям характер средневековой архитектуры крупнейших культурных центров Руси — древних городов, в которых складывались традиции русского искусства и государственности: Новгорода, Пскова, Владимира, Суздаля, Ростова, Москвы. По мысли св. Императора, Феодоровский городок был призван символизировать архитектурное единство российских городов. Три с половиной года, с августа 1913 по февраль 1917, продолжались работы по возведению комплекса. 12 февраля 1917 года Николай II посетил Трапезную палату и сделал запись в гостевой книге: «Осматривал с удовольствием постройки при Феодоровском Государевом соборе. Приветствую добрый почин в деле возрождения художественной красоты русского обихода. Спасибо всем потрудившимся. Бог в помощь вам и всем работникам в русском деле. Николай».[4]

Говоря о Феодоровском городке, нельзя не упомянуть об «Обществе возрождения художественной Руси». Это творческое объединение возникло в 1915-м году в процессе строительства Феодоровского Государева собора и городка. Его учредителями стали известнейшие деятели культуры и искусства того времени, такие, как А. М. и В. М. Васнецовы, И. Е. Репин, И. Я. Билибин, М. В. Нестеров, Н. К. Рерих,  А. В. Щусев, Н. П. Лихачев. Председателем Общества был избран князь А. А. Ширинский-Шихматов, крупный государственный деятель, знаток и собиратель старины. Заседания Общества проходили в Трапезной палате, тут же находились его канцелярия, архив, библиотека. Члены Общества собирали сведения обо всех ремесленных, кустарных и рисовальных школах России, рассчитывая через систему конкурсов влиять на развитие национального прикладного искусства в целом. Общество также предложило сделать строящийся городок музеем прикладного искусства и зодчества. Здесь собиралась богатейшая коллекция церковной утвари, икон, предметов русской старины.

Великие княжны Мария и Анастасия в лазарете Феодоровского городкаПочти сразу после начала Первой мировой войны назначение зданий городка несколько изменилось. Священно и церковнослужителям пришлось потесниться. На время войны в Феодоровском городке в 1914-м году был открыт лазарет для раненых солдат, а в 1916-м — ещё и для офицеров. Шефство над лазаретом взяли свв.Великие княжны Мария Николаевна и Анастасия Николаевна. Для помощи персоналу госпиталя в зданиях Феодоровского городка был размещён Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд, который привозил с фронта в Царское Село раненых, размещавшихся в царскосельских лазаретах. Сюда в начале 1916 года по протекции Д. Н. Ломана был зачислен санитаром поэт Сергей Есенин. В июне 1916 года он одновременно был определён в канцелярию Феодоровского Государева собора.

Концерт у стен Феодоровского городкаПериодически в стенах Феодоровского городка для раненых устраивались концерты. Так, один из них был дан 22 июля 1916 года в честь тезоименитства Императрицы Марии Феодоровны и Великой княжны Марии Николаевны. На нём выступил Великорусский оркестр струнных, духовых и ударных инструментов В.В. Андреева. Одно из отделений концерта представляло собой сценическую мозаику из былин, сказок, песен и поговорок под названием «Вечер в тереме боярыни XVII века». В ней участвовала жена поэта А. Блока Л.Д. Менделеев, а ведущим концерт был Сергей Есенин.

Цветущая и насыщенная жизнь городка,  равно как и богослужебная деятельность Феодоровского Государева собора, были прерваны русской революцией, повлекшей за собой убиение Царской семьи и крах всей Российской империи. С установлением Советской власти в России Церковь Христова вступила в скорбный период своего существования. Началась эпоха неслыханных жестоких гонений, преследовавших цель полного уничтожения Православной веры в нашей стране. Феодоровский собор и городок при нём не могли, конечно, оставаться в стороне от кровавого ниспровержения вековых устоев российской жизни. Государев храм ожидала участь почти всех церквей России: с течением времени он был закрыт, разграблен, предан осквернению и поруганию. Менее двух десятков лет потребовалось для выполнения этой задачи.

В 1917-м году, еще до убиения Царской семьи, Феодоровский Государев собор превратили в обычный приходской храм. Вскоре под предлогом помощи голодающим, он, практически, как все храмы и монастыри России, подвергся изъятию церковного имущества. Постоянные аресты священнослужителей, их заключения в тюрьмы и отправки в концлагеря были причиной того, что с 1917-го по 1934-й год в Феодоровском Государевом соборе сменилось шесть настоятелей. Каждый из них оставался на этой должности не более двух лет, после чего оказывался арестованным, за исключением только протоиерея Алексия Кибардина, служившего в соборе с 1913 года, а в качестве настоятеля с 1922-го по 1930-й год. Но и он, разумеется, не избежал общей участи. Отец Алексий был священником, который не признал Декларации митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года, и который вследствие этого примкнул к митрополиту Иосифу (Петровых). Поэтому с января 1928 года храм стал одним из центров иосифлянского движения. В собор регулярно устраивались паломничества из других храмов Ленинграда, отказавшихся подписаться под Декларацией, разделившей Церковь на две части. В декабре 1930 года он был арестован по «Делу ленинградского филиала Истинно-православной церкви» и через год приговорён к пяти годам лагерей за «участие в контрреволюционной монархической церковной организации» по статье 58-10 УК РСФСР. Во время следствия пастырь содержался в Доме предварительного заключения в Ленинграде, а отбывать срок ему пришлось в одном из самых страшных мест сталинского времени — в Соловецком лагере особого назначения.

Недалек был и час закрытия Феодоровского Государева собора. Впервые вопрос о ликвидации прихода был поднят Детскосельским (так стали при Советской власти именовать Царское Село) горсоветом в декабре 1932 года. На заседании отметили, что в городе и без того слишком много действующих храмов (пять), и что Институту молочного животноводства срочно требуется подходящее помещение для устройства клуба. Спустя полгода, в июне 1933 года, Леноблисполком принял решение о закрытии храма. Официально собор был закрыт решением ВЦИК от 27 декабря 1933 года. Оставшееся церковное имущество поделили между собой несколько музеев. Верхний храм — место молитвы св. Государя Императора —  был приспособлен под кинозал, экран расположили в алтарном пространстве. А нижний пещерный храм превратился в склад кинопленки и в архив кинофотодокументов.

Во время Великой Отечественной войны, собор подвергся сильным разрушениям — в его купол попал артиллерийский снаряд. Так как Государев собор являлся самой высокой точкой горизонта, он служил пристрелочной мишенью для артиллерии. В руинах храм простоял вплоть до 80-х годов. По некоторым сведениям после войны сельскохозяйственный институт устроил там овощехранилище.

Что же касается городка, то уже в 1918-м году комплекс был передан Петроградскому агрономическому институту со всеми вытекающими отсюда последствиями.«Художественная красота русского обихода», о которой писал в своем отзыве св. Николай II, подверглась варварскому уничтожению, а помещения городка были приспособлены под практические нужды пролетариата. В период оккупации Пушкина Феодоровский городок очень сильно пострадал. Ценности, которые ещё оставались в нём, были вывезены. По окончании войны предполагалось восстановить комплекс, однако больших работ так и не проводилось. В 1982 году в зданиях разместился филиал туристической гостиницы «Мир». Богу в советском обществе места не предусматривалось…

Феодоровский Государев собор до  реконструкцииПечальная «мерзость запустения» продолжалась на территории России около шести десятков лет. Однако не суждено было погибнуть Православной вере в нашем Отечестве. Ушли с исторической сцены те, кто некогда безжалостно и жестоко разрушал Церковь Божию. И снова, некогда растерзанная и окровавленная, Она получила благодатную возможность жить и развиваться в полную силу. Великая ответственность лежит на Ней за дарованную Ей свободу.

Вернулась живая молитва и под высокие своды Феодоровского Государева собора, бережно хранящего память о последнем Российском Императоре. В 1991-м году Государев собор, а вместе с ним и городок, был передан Русской Православной Церкви. И сегодня здесь возрождается во всей полноте церковная жизнь, воссозидается поруганная, но не утраченная до конца, красота, наполняющая мир высоким, непреходящим содержанием.

[1]   Цит. по кн.: Феодоровский Государев собор. Л. В. Бордовская, Г. Д. Ходасевич. СПб., 2002. С. 8.

[2]   Там же. С. 13.

[3]   Там же. С. 11.

[4]   Там же. С. 21.